Написать администратору       Карта сайта      

 


Поддержка проекта fiziolive.ru






Глава 4. Спор из-за доказательства

Отличие спора за мысль и за доказательство.
Начало спора из-за доказательства. Антитезис в этом виде спора.
Сочетание одних видов спора. Кто выбирает форму споров?

1. Однако, далеко не всякий спор есть спор из-за мысли, точнее из-за истинности мысли. Очень часто мы вовсе не касаемся прямо вопроса об истинности мысли или ее ложности, но нас интересует, как обосновывает или как опровергает ее противник. Насколько правильны его доказательства? — Иначе сказать, часто задача спора не опровергнуть или оправдать какую-нибудь мысль, а только показать, что она не доказана противником, не оправдана или не опровергнута им.

Задача спора не опровергнуть или оправдать какую-нибудь мысль

Следовательно, в то время, как

1) в результате удачного спора из-за истинности мысли мы приходим к выводу: эта мысль — истина или эта мысль ошибочна.

2) в результате удачного спора из-за доказательства мысли получаем вывод: эта мысль не оправдана нашими противниками или эта мысль не опровергнута нашими противниками. Различие в задачах спора здесь огромное. (см. Виды спорта)

Ведь если противник опровергнул наше доказательство тезиса, одно это еще вовсе не значит, что наш тезис ложен. Просто, мы, может быть, не сумели его доказать. Это бывает в спорах и вообще при доказательствах нередко. Учитель может легко сокрушить доказательство Пифагоровой теоремы, изобретенное гимназистом "по вдохновению" в грозный час у классной доски. Но теорема Пифагора от этого ничуть не поколеблется. Учитель поставит "кол" за неуменье доказать ее, а ученик, может быть, ознакомится с "настоящим" доказательством и только. Точно так же если противник опровергает нашу мысль, но неудачно, и мы разбили его опровержение в пух и прах, одно это еще не значит, что тезис наш истинен. Может быть, наш тезис совершенно ошибочен, да противник то не умеет опровергнуть. Такие случаи бывают нередко. Поэтому, неудачное доказательство, взятое само по себе, означает только, что человек не сумел оправдать или опровергнуть тезис, а истинности или ложности тезиса не касается вовсе.

Справочная информация:

Недобросовестное обвинение (редакция 1905 года) — обвинение заведомо ложное, т. е. возбуждение уголовного преследования против невинного лица с целью повредить последнему. Для признания обвинения недобросовестным необходимо, чтобы между судами, рассматривающими дело по существу, не было разномыслия насчет невинности обвиняемого или подсудимого, т. е. обвинение не может считаться недобросовестным, если суд 1-й или 2-й инстанции вынесет по делу обвинительный приговор, который позже будет отменен. Признание обвинения недобросовестным (что может последовать и без просьбы о том со стороны оправданного подсудимого) влечет за собой для обвинителя — частного лица — ряд невыгодных последствий. В мировых учреждениях (ст. 121 Устава уголовного судопроизводства) обвинитель приговаривается к уплате судебных издержек, а в случае требования обвиняемого, и к вознаграждению его за понесенные убытки.

В новейших судебно-административных учреждениях действует правило (203 ст. Правил 29 декабря 1889 г.), по которому земский начальник или городской судья, если обвинение было явно недобросовестное, может приговорить обвинителя к уплате судебных издержек, а в случае просьбы обвиняемого, и к вознаграждению его за понесенные убытки. Такого же вознаграждения вправе просить подсудимый, оправданный приговором общего судебного места, если в действиях лица, возбудившего судебное преследование, проявлялась недобросовестность (ст. 780—783 Устава уголовного судопроизводства).

Недобросовестный обвинитель подлежит уголовной ответственности по обвинению в ложном доносе. Лицо, оправданное приговором мирового суда, может возбудить судебное преследование по ст. 940 Уложения о наказаниях лишь тогда, если в этом приговоре обвинение признано недобросовестным. Должностные лица, предъявившие обвинение по долгу службы, подлежат, в случае недобросовестного обвинения, ответственности в порядке, установленном для взыскания за вред и убытки, причиненные распоряжениями должностных лиц. Мировые учреждения не вправе подвергать оценке свойство предъявленного должностным лицом обвинения, но могут довести о незаконных действиях обвинителя до сведения надлежащего начальства.

Для того, чтобы оправдать или опровергнуть тезис, всегда нужно еще особое, специальное доказательство его истины или ошибочности (Изредка можно для него воспользоваться и фактом опровержения доказательства данного тезиса, — но при особых условиях, о которых говорить здесь не место.).

2. Нарушение этого правила происходит, однако, в спорах на каждом шагу. Опровергли доказательство и думают, что этим одним уже разбили и тезис. Разбили опровержение противника против своего тезиса и думают, что доказали истинность тезиса и т.п. Например, защитник на суде разбирает доводы обвинения... Прямой и правильный вывод из этого один "обвинение не доказано", но он делает иной раз вывод: тезис обвинения ("подсудимый виновен") ошибочен. Иначе сказать, подсудимый не виновен. Практически это, конечно, особого значения не имеет, потому что подсудимый должен быть оправдан и в том и в другом случае — и за недоказанностью обвинения, и по признанной невиновности. Но логически — это грубый промах. (см. Системы долголетия)

Спор из-за доказательства и начинается иначе, чем спор из-за мысли. Если доказательство приведено уже противником, мы прямо нападаем на него, не касаясь тезиса. Если же противник только высказал мысль, не доказав ее, а мы почему-либо не желаем нападать на саму эту мысль, а предпочитаем проверить ее основания, то мы "требуем доказательства" ее. Например, кто-нибудь сказал: "этот больной не выживет". Если мы не желаем пускаться в трудное иногда опровержение этой мысли, то спрашиваем собеседника: "почему вы так думаете?" Он обыкновенно проводит свои доказательства. Мы опровергаем их и, если это удалось, приходим к выводу, что мысль эта не доказана, и тем удовлетворяемся.

Опровергли доказательство и думают

3. В споре из-за доказательства антитезис в большинстве случаев (когда дело идет о достоверности тезиса) не играет совершенно никакой роли. Поэтому, его обыкновенно и не выделяют и не имеют в виду. Например, дан тезис: "Бога не существует". Мы выбираем спор из-за доказательства и спрашиваем: "почему вы так думаете?" Противник приводит доказательства, и дальше мы имеем дело уже с этими доказательствами и вопросом, следует из них тезис или нет. Редко может встретиться необходимость принять во внимание антитезис.

За антитезис мы беремся в таких случаях обычно лишь тогда, когда, окончив спор о доказательстве тезиса, например, выяснив, что доказательство ошибочно, мы переходим к спору об истинности тезиса. Сочетание обоих этих видов спора практикуется часто и очень желательно, если оно возможно: только обе части такого составного спора надо вести, резко разграничивая одну от другой, резко отделяя их задачи. Например, разбив доказательство в пользу тезиса "Бог не существует", приведенное противником, мы можем сказать так: "вы видите, что доказательство это не пригодно. Мало того: можно доказать, что сам ваш тезис не выдерживает критики" или т.п. Это будет переход от спора о доказательстве к спору о тезисе, и тут придется сейчас же натолкнуться на необходимость антитезиса: "Бог существует".

Справочная информация:

Критика литературная — получила свое начало в древней Греции. Еще до Аристотеля многие греческие философы не только задумывались над вопросами эстетики и литературной критики, но писали целые трактаты о них. Так, по словам Диогена Лаэртского, Демокрит написал несколько сочинений о ритме, о прелести стихов, о Гомере, до нас не дошедших. Сохранилось мнение Демокрита, усвоенное впоследствии Платоном, что поэзия — продукт не искусства, а энтузиазма и божественного вдохновения. В разговорах Сократа, приводимых Ксенофонтом в его "Memorabilia", задачей искусства признается комбинирование рассеянных черт прекрасного в один идеально-прекрасный образ. Этот глубокий взгляд заключает в себе основу современной теории искусства.

История русской критики представляет в высшей степени оригинальное, в своем роде единственное явление. В то время, как на Западе развитие критики заключается в смене различных литературных школ и эстетических учений — в России литературная критика быстро распространила свою власть далеко за пределы художественных вопросов, усвоила публицистический характер и с течением времени превратилась в настоящую философию русской истории и русской общественности. Оценка литературных произведений и в особенности рассуждения по поводу их — типическая черта русской критики — искони служили главным выходом нашей общественной мысли, возбужденной фактами отечественной или западноевропейской действительности.

4. Из всего сказанного в этих двух главах следует, что выбор между спором из-за мысли и спором из-за доказательства обычно принадлежит нападающей стороне, оппоненту. Устанавливая антитезис или приводя возражения против тезиса, он делает спор спором из-за тезиса; нападая на доказательство тезиса, если оно дано, и, требуя его, если оно не дано, он предлагает этим спор из-за доказательства. Защитнику же тезиса (или "держателю тезиса") обычно остается одно: принять предложенный спор или отказаться от него, "отклонить спор". (см. Литературные эротизмы)

Эта особенность "нападения" в некоторых случаях и в искусных руках дает ему некоторое преимущество. Нападающий может выбрать ту форму спора, какая легче и выгоднее в данном случае для него и затруднительнее для противника. Очень часто, когда спорщик не вполне уверен, что может доказать ложность тезиса, хотя и убежден в ней, — он предпочитает поставить задачей спора недоказанность тезиса. Он выбирает спор из-за доказательства и требует, чтобы мы доказали свой тезис. Общеизвестное дело, что часто мы вполне и с полным правом уверены в истинности тезиса, но доказать ее не можем, по крайней мере доказать сейчас, сразу. Например, доказательство забыто нами, что бывает очень нередко. Тогда нам остается или рискнуть все же на попытку доказательства или отклонить спор. И то и другое часто невыгодно. Между тем, если бы противник начал спорить из-за тезиса и сам стал приводить свои доказательства — именно доказывать ложность тезиса, — то дело его могло бы быть и проиграно.

При написании этого текста использовался материал из
Проф. С.И. Поварнин. ИСКУССТВО СПОРА. О теории и практике спора
Второе издание Культурно-просветительного кооперативного товарищества
ЗАЧАТКИ ЗНАНИЙ — Петроград — 1923.
Энциклопедического словаря Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А. (1890—1907).
Фото с сайта www.istockphoto.com

См. далее: Главы 5 и 6. Виды спора

Доказательство забыто нами, что бывает очень нередко

<< Назад: Содержание книги Проф. С.И. Поварнин. ИСКУССТВО СПОРА


На страницу назад    Наверх

Если Вам понравился наш проект, Вы можете помочь сделать его еще лучше!

 



Рекомендуем Вам посмотреть популярные разделы сайта fiziolive.ru:


На Главную

 На Главную
Гигиена
 Гигиена
 
Долголетие
 Долголетие
Здоровый секс
 Отношения полов
Клонирование
 Клонирование
 
Косметика
 Косметика
Культура
 Культура
 
Курорты и отдых
 Курорты и отдых
Валеология о массаже
 Массаж
 
Питание
 Питание Диеты
Погодные условия
 Погодные условия
Психология
 Психология
Реабилитация
 Реабилитация
Уход за больными
 Уход за больными
Физкультура и спорт
 Физкультура и спорт
Фитнес центры
 Фитнес центры
Разное о валеологии
 Разное

 
 
Все лечебные диеты в одном месте

Версия all4-8